Впервые Украина приняла участие в Играх непокоренных в 2017 году как союзник НАТО в миротворческих операциях по всему миру и АТО на востоке Украины. Тогда сотни бойцов, которым война травмировала тело и душу, получили шанс доказать прежде всего самим себе, что на самом деле они непокоренные, что на самом деле есть смысл жить дальше. Откровенно об участии, жизнь до и после - Дмитрий Сидорук, серебряный призер Игр непокоренных 2017 года. Интервью со слезами на глазах у того, кого не сломала война.

 - Дмитрий, расскажите, почему вы решили принять участие в Играх непокоренных?

В 2016 году мне предложили принять участие в таком проекте. Тогда еще ничего не было известно о нем. Ознакомившись, я понял, что мне это действительно нужно. Это не только спортивная реабилитация, но и психологическая. Вернувшись в 2015 году с востока, после ранения, травмы и жизни там, трудно было адаптироваться в обществе. Многие ребята, когда возвращаются и сталкиваются с трудностями социализации, «находят счастье» в водке. А когда они поощрены спортом, алкоголь мешает, да и времени на такие глупости не остается.

- Почему сразу трудно адаптироваться к жизни дома?

Трудно воспринимать мирное общество здесь. Там все очень просто - черное, белое. Есть противник, который в тебя стреляет и собрат, который прикрывает тебя, когда перезаряжаешь оружие. А здесь ты никогда не знаешь, кто противник, и порой узнаешь его в лицо слишком поздно.

- Сколько вы были там, на востоке?

В общем, я был в АТО почти полгода. Вопрос служить или нет у меня не возникал. Пришла повестка - я пошел. После Майдана, когда первые ребята выехали на восток, я видел в соцсетях, как неизвестные пророссийски настроенные люди отбирали у них оружие. У меня не укладывалось в голове, как военный может отдавать свое оружие, как может открывать огонь по мирному населению. Я получил повестку и уже через три дня был в части. Уже тогда все осознавал, хотя не знал точно, что и как там происходит. Потом поехал на обучение на Яворовский полигон. Это было интересно, нас учили стрелять из различного оружия. До сих пор помню слова одного полковника о том, что все мы здесь сейчас делаем по книжке, в реальной жизни все выглядит совсем иначе. Так и есть. На войне не так, как пишут в книгах.

- Тогда набирало обороты волонтерское движение. Вам помогали в закупке всего необходимого для участия в АТО?

Да, тогда действительно был распространено волонтерское движение. Но мы с ребятами в свое время единогласно решили, что волонтер должен идти в подразделения, где действительно нужен, а не просто так, наугад, в части. Однажды я приехал в штаб, а там вся эта волонтерская помощь была выгружена прямо на землю, в грязь, туда, где ездила техника. Обидно, когда люди отдают последние деньги на помощь, а ее бездарно используют. Помню, что мы выезжали как цыганский табор - кто в чем. Не было ни касок, ни бронежилетов. А те каски, которые выдали, можно было сравнить с дуршлагом, который может защитить разве от вилки, которая вдруг упадет с неба на голову.

- Участие в Играх непокоренных могут принимать только те военнослужащие, которые получили ранения во время военных действий. Какие травмы вас заставила преодолевать война?

У меня было минно-взрывное ранение. Порвало ноги, пробило легкое, задело голову и руку. Но я вернулся в АТО, еще даже полностью не восстановившись. Я просто должен был там быть, ведь там мои собратья, там люди, которые вытаскивали меня, травмированного, с поля боя. Я не мог осознавать, что они там, в окопах, а я здесь, в постели. Постоянно поддерживал с ними связь, был в курсе всех их перемещений.

- Что было после того, как вам предложили принять участие?

Я заполнил анкету, где указал плавание, легкую атлетику и стрельбу из лука видами спорта, в которых хотел бы себя попробовать. Стрельбой из лука я занимался в детстве, а легкую атлетику я выбрал, потому что в то время нужно было разрабатывать ноги. Но когда на отборе в Киеве мне сказали бежать на дистанции 100-200 метров, я не знал, как это возможно реализовать, ведь мои ноги прострелены насквозь.

- Какие награды вы в результате привезли в Украину?

Я занял 13 место в забеге на 100 метров среди 80 участников. А по стрельбе из лука я занял второе место. Я стрелял из олимпийского лука в категории профессионалы. Хотя на самом деле цель Игр непокоренных не в медалях и наградах, а в победе над собственными слабостями и самим собой. Люди, которые прошли войну, имеют другое мнение, мы не доверяем людям, поэтому трудно социализироваться. На эти игры съезжаются все единомышленники, там прекрасная атмосфера, все понимают друг друга, у нас даже похожее чувство юмора.

- Как идет подготовка к играм?

Отбирают ребят, которые могут представлять Украину сразу в нескольких видах спорта. Затем начинается подготовка, которая и является сутью этой спортивной реабилитации. На тренировках тренер постоянно рядом и помогает. Затем наступает момент, когда ты просто отвлекаешься от обыденности и тех воспоминаний, которые постоянно преследуют. Перед тобой появляется новая цель, для реализации которой привлекаешь все силы. Поэтому эта подготовка имеет также и психологический аспект.

- Планируете взять реванш и попытаться выиграть на следующих Играх непокоренных?

Я планирую снова принять участие, но во всеукраинских Играх непокоренных, а не международных. Я достаточно уверен в собственных силах, чтобы радоваться, если меня кто-то обстреляет. Равные силы и ожесточенная борьба только добавляют мне желание бороться до конца. На международный конкурс больше не буду ехать, ведь у нас много и девушек, и парней, пострадавших после войны и также нуждающихся в этом шансе. Помню, когда в километровом забеге весь стадион стоя хлопал Вадиму Свириденко, у которого война отобрала четыре конечности. Он финишировал последним, но на этих играх и для их участников это не имеет никакого значения.

- Как участие в этих соревнованиях изменило вашу жизнь?

После игр я открыл группу и учу детей стрельбе из лука. Новое поколение нужно воспитывать в патриотическом духе, они должны понимать, кто есть кто. Детей необходимо поддерживать, показывать собственный хороший пример. Их вдохновляют люди, которые имея физические недостатки, например, умело стреляют из лука. А еще, дети искренние и честные. Они честно спрашивают: «Вы убивали людей?». А ты стоишь и не знаешь, как ответить.

Общалась Дарья Кучер

Фото предоставлены Дмитрием Сидоруком

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Домашня Церква

Наталія Ліхновська
Дух свідчитиме… Як відомо, в грецькій мові поняття «мученик» передається словом «свідок», таким чин... Безперечно, власні зусилля для самоконтролю важл...
Ніна Поліщук
Цінувати. Навчитися цінувати все, що маю. Зберігати внутрішню чистоту і вмиротвореність. Бути в рівн...
Наталія Ліхновська
«Разом із Пеггі Блу ми довго читали «Медичний словник». Це її улюблена книжка. Вона захоплюється хворобами і запитує себе, які...
Наталія Ліхновська
«…Архетип незрячого вказує на втрату самоусвідомлення, западання в сон, відчуття небуття, перетворення в ніщо. Існувати – значить бути видимим.»Джон Галл...
Мартa Гладкa
З кожним роком у Львові збільшується кількість сакральних споруд. Сучасні архітектори послуговуються...
Марія Гаврилишин
Ден пішов добровольцем до Національної гвардії у перших рядах.  Новини про нього ми дізнаємось від його молодшої сестри, яка періодично...
Олена Гриньків
Не так давно «Духовність» проводила інтернет-опитування щодо формату викладання християнської етики в школах. Тема актуальна і цікава, тож в мене...
Ліда Батіг
Англійський письменник Вільям Коллінз колись сказав: "У житті кожної людини, напевно, знайдуться хви...
Марія Голяш
В наш час дуже часто звучить питання із знаками оклику – в чому моє покликання, як знайти його, ві...
Сніжана Зелінська
   Очень тяжело говорить о мире во время войны. Еще тяжелее говорить о нем в памятные дни, которые м...
Наталія Ліхновська
«Маловіре! Чого ти засумнівався?», - звернувся Ісус до Петра, коли той, злякавшись сильного вітру, почав потопати. Такий брак певності може...