Президент Института экуменических студий отец-доктор Иван Дацко в течение восьми лет был личным секретарем Патриарха Иосифа (Слепого). Отец Иван знает, как Блаженнейший проводил свой день, о чем любил беседовать со студентами и почему недолюбливал священников,  которые мало заботились о молитве и науке.


- Отец Иван, расскажите о первом знакомстве с патриархом.
- Помню, что впервые встретился с митрополитом Иосифом Слепым еще в марте 1963.  Тогда не было возможности с ним поговорить лично. Такой момент наступил под новый 1966 год. Тогда я для себя принял решение, что хочу работать во Львовской архиепархии. Мне было 19, когда я принял это решение. Об этом я сообщил о. Ивану Хоме, который в то время еще не был владыкой, а лишь секретарем патриарха. Отец Хома обещал перезвонить, когда Блаженнейший сможет принять меня. И этот момент быстро наступил - он позвонил мне в тот же вечер и сообщил, что Блеженнейший готов принять меня 1 января 1966 года в 11  часов в своей резиденции в Ватикане.

Во время этой встречи патриарх посвятил мне полтора часа! Поверьте, это много. Он много расспрашивал о том, что я люблю, интересовался, какая часть богословия мне больше всего нравится, и во время разговора был очень вежлив.

- Как на ваш жизненный выбор повлияли знакомство и общение с Блаженнейшим?
- Во время учебы в семинарии в Риме я довольно часто посещал патриарха. Был у меня такой период, когда я сомневался, стоит ли мне принимать священнический сан. Это было обусловлено тем, что не всегда жизнь и служение священников из моего окружения соответствовали словам Евангелия. Их слова и дела часто между собой очень расходились, и я наблюдал, что некоторые священнослужители живут греховной жизнью. Тогда я колебался: может, покинуть семинарию? Именно этими своими колебаниями  в отдельном письме  я поделился с патриархом. Однако что-то меня толкнуло в конце письма написать: «Однако я сделаю так, как скажет мне Ваше Блаженство». Через десять  дней я получил ответ Блаженнейшего, в которой он мне написал: «Дорогой брат! Из Вашего письма вижу, что Вы преданы злыми священниками, и  именно это должно бы подвигнуть Вас стать хорошим священником. До свидания осенью в семинарии».
Позже я был зол на себя, что пообещал сделать так, как он скажет. Я хотел пробовать пожить в мире. Со временем бросил учебу в Риме, и тогда Блаженнейший отправил меня учиться в Инсбрук, в Австрию.

 - Отец Иван, в предисловии к книге  «Спомини» Иосифа Слепого Вы пишете, что патриарх относился к вам как дедушка к своему внуку. Почему у вас возникло именно такое сравнение?

- Я думаю, что он меня любил по-своему, хотя и ругал меня порой. Однако он умел и у меня попросить прощения, в частности, утром перед служением Божественной Литургии. Возможно, я ему импонировал еще и тем, что нашел в Инсбруке некоторые редкие книги. В письме я писал: «Ваше Блаженство, я здесь нашел некоторые интересные книги». Он сразу ответил: «Высылайте мне эти книги, а я Вам деньги верну». У меня не было тогда много денег,  и я осмелился написать: «Ваше Блаженство, я заплатил за пересылку, и она стоила 5 долларов и 30 центов. Однако у меня нет больше денег, не  могли бы Вы как можно скорее вернуть мне деньги?». Не прошло и недели, как  я получил сообщение из банка, что на мое имя поступило из Ватикана 50 долларов! Я тогда себя почувствовал миллионером! Патриарх Иосиф просил меня приобрести для него еще и другие книги.

- Какими чертами характера обладал патриарх Иосиф?
Слова его были иногда остры, он был суров, но справедлив. Требователен к себе и к другим. Не любил восхвалять человека перед другими, но если на кого-то что-то наговаривали, то всегда эту информацию проверял, и в случае надобности умел этуособу защищать. Его Блаженство очень  не любил инертных людей– вместо этого поощрял нас становиться сильными личностями. Он говорил правду в глаза, даже когда она была мучительна. И те, которые были духовно сформированы, воспринималиего слова нормально, а те, которые любили, чтобы их  только хвалили, воспринимали это как оскорбление. Когда патриарх молился, то уединялся. Я наблюдал, что он не просто прочитывал ежедневные молитвы, он прямо разговаривал с Богом, во время такого разговора мог стукнуть по столу, возможно, дискутировал с Всевышним, задавал какие-то вопросы. Да, у него был твердый характер, однако зададимся вопросом, выдержал бы он каторгу, заключения и страдания, если бы был  мягкотелым?

- Каким патриарх был как педагог? Была ли у него собственная методика работы со студентами?
- Мы, студенты, немного его боялись, но одновременно уважали. Он придерживался принципов старой школы - в конце концов, так его воспитали в Инсбруке. В разговоре со студентами никогда не позволял себе обратиться на «ты». Редко шутил. Он нас любил, а мы его. Иногда по-хорошему могли пошутить.
В студенческой среде вообще царила хорошая атмосфера. Особое внимание Блаженнийший обращал на учебные процесс: не меньше двух раз в неделю приезжал к студентам, а порой и каждый вечер, если была необходимость. Как минимум раз в неделю проводил конференцию.

- Какие черты он не любил в людях?
- Бездельники или те, что отнимают время, - это именно та категория людей, к которой он не был благосклонен. Часто повторял, что науку можно и нужно полюбить. Сетовал, что многие из наших священников и не молятся, и не учатся, а только думают, как нажиться, и переживал, чтобы мы такими не стали. Он даже применял такую ​​фразу к тем священнослужителям, которые совсем не находили времени для науки: «Спрячут книгу, как окончат семинарию, и становятся мужвой сиволапой.

- А как люди отзывались о Блаженнейшем, в частности в диаспоре?
- В диаспоре патриарх поднял у всех дух. Мы все думали, что Советский Союз будет вечно существовать, и конца тому не будет. Мало кто из нас думал, что он выйдет на свободу после 18 лет заключений. Он очень хотел единства церквей. Однако осознавал, что не все этого хотят.
Среди мирян у него был колоссальный авторитет, ему верили и высылали значительные пожертвования на Церковь. Сам жил скромно, заботился о своей соответствующей священнику внешности, одежда у него была всегда чистой. Блаженнейший Иосиф сознавал, что он представляет не только свою Церковь, но и весь украинский народ. Он нас научал, что «от кости и крови своей отрекаться нельзя».Он был действительно великим, а для меня и святым человеком.

- И в завершение, чем бы Вы хотели поделиться с читателями «Духовности»?
- Бог дал нашей Церкви в ХХ веке  трех выдающихся глав - Митрополита Андрея Шептицкого, который дал нам видение, Иосифа Слепого, который пережил тяжелое время преследований, сохраняя наследие митрополита Андрея, и, в конце, Мирослава Ивана Любачивского, который, благодаря  своей скромности и молитве, собрал урожай  с посева своих  двух великих предшественников.


Беседовала Наталья Лихновская

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Домашня Церква

dalibor
Дух свідчитиме… Як відомо, в грецькій мові поняття «мученик» передається словом «свідок», таким чин... Безперечно, власні зусилля для самоконтролю важл...
Цінувати. Навчитися цінувати все, що маю. Зберігати внутрішню чистоту і вмиротвореність. Бути в рівн...
dalibor
«Разом із Пеггі Блу ми довго читали «Медичний словник». Це її улюблена книжка. Вона захоплюється хворобами і запитує себе, які...
dalibor
«…Архетип незрячого вказує на втрату самоусвідомлення, западання в сон, відчуття небуття, перетворення в ніщо. Існувати – значить бути видимим.»Джон Галл...
З кожним роком у Львові збільшується кількість сакральних споруд. Сучасні архітектори послуговуються...
Ден пішов добровольцем до Національної гвардії у перших рядах.  Новини про нього ми дізнаємось від його молодшої сестри, яка періодично...
Не так давно «Духовність» проводила інтернет-опитування щодо формату викладання християнської етики в школах. Тема актуальна і цікава, тож в мене...
Англійський письменник Вільям Коллінз колись сказав: "У житті кожної людини, напевно, знайдуться хви...
В наш час дуже часто звучить питання із знаками оклику – в чому моє покликання, як знайти його, ві...
   Очень тяжело говорить о мире во время войны. Еще тяжелее говорить о нем в памятные дни, которые м...
dalibor
«Маловіре! Чого ти засумнівався?», - звернувся Ісус до Петра, коли той, злякавшись сильного вітру, почав потопати. Такий брак певності може...