Врач городской детской больницы выходила мальчика с врожденным редкостным диагнозом

Мне говорили, что у него могут быть отклонения в умственном развитии. Он умеет замечать то, что от него хотят скрыть. Но Саша остается в стороне, наблюдая за взрослыми как бы со стороны и может сказать им что-то важное о них самих. Как Маленький Принц на чужой планете...

Подругу с ребенком выписывали из больницы. Последние наставления врача, объятия с медсестричка и такими же молодыми и неопытными мамами. На выходе к нам подбежал мальчик. «А куда вы едете?» – серьезно спросил и посмотрел в глаза. «А это кто? Ты чей, мальчик?» – спрашиваю. Подружка торопливо отводит в сторону и говорит, что Саша – ничей, живет в больнице. То есть его привезла «скорая» из детдома, его здесь лечат, но никто не знает, куда подевались его родители. «А ты меня заберешь домой?» –спрашивает Саша...

Дома, в больнице

В 2010 г. история Саши заставила отложить свои «насущне» дела и заняться поисками родителей маленького пациента. ЗаведующаяII хирургическим отделением городской клинической детской больницы, что на ул. П. Орлика, Галина Васильевна Курило тоже знает немного. Саше было 6 лет, хотя выглядел он меньше. У него редкостное заболевание – болезнь Гиршпрунга (врожденный порок, при котором нарушается иннервация толстой кишки, в результате чего она перестает нормально функционировать, болезнь встречается у 1 из 10000 новорожденных). Когда мы с ним впервые встретились, он ходил со стомой – кишечка была выведена наружу после операции. По словам Галины Васильевны, кроме адекватного лечения, ему требуется специальный уход: жесткая диета и режим, каждая порция пищи просчитана до последней калории. За рационом Саши Галина Васильевна следит самостоятельно, кроме того, сама приносит продукты.

Во вторую хирургию Сашеньку впервые привезла «скорая» в 2007, когда ему было 3 года. С тех пор он здесь свой. Официальный дом ребенка – детский дом. Как свидетельствуют больничные выписки, в детдом он возвращался ненадолго – через несколько дней его в то же отделение доставляла та самая «скорая». За 4 года, как свидетельствуют записи врача, он регулярно возвращался: госпитализирован 30 ноября 2009 г. и выписан 2 апреля 2010. И в тот же день «скорая» в очередной раз «вернула» Сашу – в детдоме ему стало хуже. Какой ребенок выдержит почти полтора года больничного режима? Однако небольшая больничная палата стала его фактическим домом. Здесь его несколько раз оперировали, выхаживали и между всем этим учили читать-считать. Раз в 3 месяца появлялся человек, который называет себя отцом Саши. В одно из своих посещений отнял у малыша подаренный кем-то из посетителей плеер, единственное развлечение в послеоперационном периоде, обещал забрать Сашу и снова исчез. После таких посещений Саша долго плакал и не хотел ни с кем разговаривать...

Во Львовский детдом № 1 для детей-сирот Сашу перевели из другго детдома. Мария Черник, директор заведения, признается, что немало хлопот было, ведь у Сашибыли проблемы с обменом веществ. По словам Марии Степановны, папа Саши рассказывал, что они чуть ли не с рождения много времени проводили в больницах: сначала в Стрые, где Саша родился, а потом «в Чернобыльской» во Львове. Персонал детдома в один голос уверяет, что папа Саши наведывается, а вот мама не приходила ни разу. Далее все напоминает заправский детектив – приходится искать родителей по маленькими зацепками... За недели кропотливой архивно-телефонной работы нашлись родители.

Где вы, мама и папа?

Эта история стала для меня открытием – за время поисков ни разу никто из представителей компетентных служб не требовал журналистского удостоверения или запроса, не футболил к коллегам из соседнего кабинета. Как руководители пресс-служб, так и рядовые работники различных инстанций соглашались помочь после краткого резюме истории маленького Саши. В моей практике такое впервые.

Папины мобильники упорно молчали неделями, зато домашние телефоны его родственников помогли выяснить немного – человек действительно много работает и редко бывает дома. Что бы там ни говорили о милиционерах, но именно они помогли найти родителей. Правда, последние не очень-то спешили забрать Сашу из больницы. О том, что их ребенок оперирован и лежит в реанимации, оба узнали последними. В разговоре фигурирует «садик» – именно так мама называет детдом, в котором папа оставил Сашу...

Дом в
«Покрове»

Лишение родительских прав – на самом деле решение не одного дня. И все-таки на такое решение пошли в службе по делам детей Львовского городского совета. На это ушел год. За это время Сашеньку третий раз прооперировали – реконструировали кишечник, теперь у него все почти как у здоровых детей. С тех пор Галина Васильевна позволяет Саше есть даже мороженое. Он пошел в школу фактически из больницы.

Сегодня Саша живет в семейном доме «Покрова», который основал о. Михаил Чабан, как и другие питомцы, ходит в школу и озорничает (сказываются проведенные годы без влияния родителей). «Саша ведет себя не всегда хорошо. Но все можно исправить, если воспитывать ребенка с любовью. Мы не давим на обычных детей, то что уж говорить о больных», – оптимистично настроен отец Михаил.

О медиках много говорят, когда речь идет об их ошибках. Но в Сашиной истории именно врач все эти годы регулярно спасала ему жизнь и заменила родных людей. Галина Васильевна, несмотря на напряженный график (с 9 до 21 ч, а иногда родители звонят и ночью), обязанности (возглавляет ответственное хирургическое отделение) приносит необходимые вещи и забирает Сашу на каникулы. И сейчас, когда Саша видит ее в коридоре, то сломя голову бежит к ней - между привычными хлопотами она обязательно обнимет. С ним работают психологи, дефектологи и педагоги. Саша озорничает в «Покрове»,  однако рядом с Галиной Васильевной он до сих пор как Маленький Принц – здесь, во второй хирургии, он дома, на своей отдельной больничной планете, и никто не может поверить, что это тот самый Саша... 

 Ирина Березовская  

Фото: Ирина Березовская  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Домашня Церква

Цінувати. Навчитися цінувати все, що маю. Зберігати внутрішню чистоту і вмиротвореність. Бути в рівн...
dalibor
«Разом із Пеггі Блу ми довго читали «Медичний словник». Це її улюблена книжка. Вона захоплюється хворобами і запитує себе, які...
dalibor
«…Архетип незрячого вказує на втрату самоусвідомлення, западання в сон, відчуття небуття, перетворення в ніщо. Існувати – значить бути видимим.»Джон Галл...
З кожним роком у Львові збільшується кількість сакральних споруд. Сучасні архітектори послуговуються...
Ден пішов добровольцем до Національної гвардії у перших рядах.  Новини про нього ми дізнаємось від його молодшої сестри, яка періодично...
Не так давно «Духовність» проводила інтернет-опитування щодо формату викладання християнської етики в школах. Тема актуальна і цікава, тож в мене...
Англійський письменник Вільям Коллінз колись сказав: "У житті кожної людини, напевно, знайдуться хви...
В наш час дуже часто звучить питання із знаками оклику – в чому моє покликання, як знайти його, ві...
   Очень тяжело говорить о мире во время войны. Еще тяжелее говорить о нем в памятные дни, которые м...
dalibor
«Маловіре! Чого ти засумнівався?», - звернувся Ісус до Петра, коли той, злякавшись сильного вітру, почав потопати. Такий брак певності може...