Как сделать образование качественным, знает Егор Стадный, исполнительный директор аналитического центра CEDOS, выпускник Киево-Могилянской академии и выпускник Варшавского университета (магистр восточноевропейских исследований). Егор Стадный анализирует политику в сфере высшего образования, а именно – прозрачность вузов, студенческую академическую мобильность, механизмы финансирования высшего образования. Собственно, о переформатировании высшего образования Украины была возможность пообщаться с Егором и узнать о перспективах создания образования нового поколения в свете нового закона.

– Готовы ли украинские вузы к ответственности, которую на них возлагает новый Закон о высшем образовании?

– В течение предыдущих 10 лет велись дискуссии и происходило вызревания тех идей и тех инструментов, которые заложены в новый закон, – это происходило в немногих университетах. В частности, это Украинский католический университет. Их вообще несколько, и именно они продемонстрировали этой вступительной кампанией определенную инновационность, предлагая абитуриентам программу действительно нового поколения, ориентированную на достижение конечного результата. Логика действующего образовательного процесса – это когда учебная программа разрабатывается с целью обеспечения ставки определенных преподавателей, работающих в университете со времен царя Гороха. Здесь же был задействован механизм, когда складывается группа, которая моделирует, каких результатов обучения нужно добиться для того, чтобы молодому человеку стать специалистом в той или иной области. Затем – у нас есть конечный результат, и от него мы спускаем вниз те курсы, дисциплины, виды учебной деятельности и т. д., которые должны подстраиваться под этот результат. Таких программ существует лишь несколько, но они есть, и это означает, что у нас есть эти точки роста. Конечно, для большинства университетов старый способ обучения остается актуальным. Но со временем это будет так, как на чаше весов. Та сторона, которая будет иметь больший вес в инновационности, будет перевешивать другую сторону, менее инновационную.

К сожалению, мы не можем избежать состояния, когда существует спрос на некачественное образование, потому что это зависит от множества факторов, и всегда есть те, кто ищет легкого, формалистского образования. Нужно бороться за то, чтобы этой прослойки становилось все меньше и меньше.

Поэтому сейчас, – возвращаясь к вашему конкретному вопросу, – сейчас таких университетов немного, но конкурентное поле, которое создается недостатком финансов, демографическим кризисом, выездом молодежи за границу, будет стимулировать тех, кто способен "подтягиваться".

 – Существует ли сопротивление выполнению положений нового закона об образовании?

 – Конечно, есть сопротивление. И оно существует в двух измерениях. Первое  – это непонимание инструментов реформы, то есть к людям не дошла информация, либо им сложно понять, каким образом этот инструмент может действовать. Собственно, не все могут ознакомиться с новым законом, и здесь существует сопротивление из-за непонимания. И, что весьма парадоксально, существует и иная сторона. Это как раз те, которые прекрасно понимают, к чему приводит использование тех или иных инструментов. Те, которые понимали, что укрупнение отраслей приведет к проигрышу, оказывали упорное сопротивление. То есть мы имеем эти два фактора, с которыми надо справиться. Очевидно, недостаток коммуникаций преодолеть гораздо легче, чем сопротивление, исходящее из понимания результатов, к которым приведет реформа, и здесь нужно использовать жесткие конкурентные инструменты. Вот где свободная конкуренция, умноженная на свободный доступ к информации, чтобы уменьшить спрос на некачественное образование, нам пригодится.

– Как вы относитесь к современной ситуации в сфере предоставления стипендий?

– У меня разработана концепция. У нас сейчас есть две стипендии. Академическая, о которой все знают, и социальная, о которой знают не все, но она существует. Академическая, которая составляет около 730 грн + индексация, и предоставляется за успеваемость, и социальная, предоставляемая людям, нуждающимся в социальной помощи. И получается, что на академическую стипендию возлагается роль мотивации к успешному обучению. Но если мы посмотрим на реалии, то на четверку учиться не трудно, то есть мотивации нет никакой. Мотивирует ли размер стипендии? Нет, следовательно, инструмент практически бездействует. С другой стороны, выполняет ли свою функцию социальная стипендия? Нет, как правило - ее всегда мало. Но академическая стипендия взяла на себя функции социальной, она стала этой помощью, она не стимулирует к обучению, но ее хотят получить, чтобы иметь какую-то копейку. То есть система у нас становится с ног на голову. Мое предложение следующее. Ежемесячно у нас идет примерно 550 млн грн. на стипендии. Я предлагаю не менять этот общий объем, но установить новые правила распределения этой суммы. По моему мнению, основная часть этого обеспечения стипендиями должна перейти на социальную стипендию, и присуждать ее нужно, исходя из информации о: а) уровне доходов тех, кто ее получает (его родителей или его самого), б) удаленности от места учебы. Но на всех этих денег не хватит. Поэтому, мы разбиваем студентов, нуждающихся в помощи, на 5 групп  – самая высокая, которая является наиболее обеспеченной, требует меньше, самая низкая нуждается больше всего. И идти надо снизу и останавливаться там, где уже не достанет денег. Академическую стипендию должна получать очень незначительная прослойка студентов, зато академическая стипендия должна быть намного выше, и, я забыл сказать, она должна быть доступной контрактникам, потому что это поощрение успешной учебы. Ее размер должен покрывать стоимость контракта, покрыть стажировку за рубежом, например, и действительно мотивировать высокую успеваемость обучения. Но академическая стипендия должна предоставляться тем, у кого средний балл  – 5, и далее по дополнительным параметрам. Таким образом, мы обеспечим тех, кто нуждается в социальной стипендии, и действительно по социальным критериям, по критериям не четверки, а критериями дохода семьи, места проживания и т. д. И академической стипендией, реально большой, тех, кто имеет действительно достижения в науке. Сопротивление такой новации будет огромным, ведь если вы спросите у любого студента, согласится ли он, чтобы академическая стипендия стала выше, но ее достичь стало труднее, то он будет против. И этот вопрос искреннего разговора. Я такой разговор веду на примере сравнения с другими странами. Богатые страны имеют по сравнению с нами меньшие расходы и эффективный, более адресный способ предоставления этих стипендий.

Михаил Копач,
студент Магистерской программы экуменических наук.
Продолжение в следующем номере

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Домашня Церква

Цінувати. Навчитися цінувати все, що маю. Зберігати внутрішню чистоту і вмиротвореність. Бути в рівн...
dalibor
«Разом із Пеггі Блу ми довго читали «Медичний словник». Це її улюблена книжка. Вона захоплюється хворобами і запитує себе, які...
dalibor
«…Архетип незрячого вказує на втрату самоусвідомлення, западання в сон, відчуття небуття, перетворення в ніщо. Існувати – значить бути видимим.»Джон Галл...
З кожним роком у Львові збільшується кількість сакральних споруд. Сучасні архітектори послуговуються...
Ден пішов добровольцем до Національної гвардії у перших рядах.  Новини про нього ми дізнаємось від його молодшої сестри, яка періодично...
Не так давно «Духовність» проводила інтернет-опитування щодо формату викладання християнської етики в школах. Тема актуальна і цікава, тож в мене...
Англійський письменник Вільям Коллінз колись сказав: "У житті кожної людини, напевно, знайдуться хви...
В наш час дуже часто звучить питання із знаками оклику – в чому моє покликання, як знайти його, ві...
   Очень тяжело говорить о мире во время войны. Еще тяжелее говорить о нем в памятные дни, которые м...
dalibor
«Маловіре! Чого ти засумнівався?», - звернувся Ісус до Петра, коли той, злякавшись сильного вітру, почав потопати. Такий брак певності може...