У украинского народ аесть миссия - предложить новую духовность миру

Во Львов на 8-ю Экуменическую социальную неделю приезжал один из ее основателей  –  известный французский историк, философ, богослов Антуан Аржаковский. Он занимается большой просветительской работой в Европе, чтобы рассказать правду о том, что происходит сегодня в Украине и России, о причинах вооруженного конфликта на востоке нашей страны. Также для Антуана Аржаковского важно объединение церквей разных конфессий для того, чтобы противостоять различным социальным, политическим, экономическим, военным вызовам, а также для подъема духовности в обществе.

Предлагаем вашему вниманию интервью с Антуаном Аржаковского, во время которого известный интеллектуал поделился своими мыслями о создании в Украине одной православной Киевской Церкви, необходимости знания правды об историческом прошлом, о миссии Украины для мира и противодействие мифу «русского мира». 

 –  Я приехал потому, что 8 лет назад мы провели первую Социальную неделю во Львове и тогда решили, что это будет связано и с французскими социальными неделями. Есть другие страны в Европе, которые уже сто лет проводят подобные мероприятия. Я также является членом организационного комитета французской Социальной недели, которая, кстати, тоже в эти дни проходит в Париже. Я должен быть там через два дня. Теперь и Франция, и Украина считают, что христианские церкви придерживаются особого взгляда, который позволяет найти решения социальных проблем. Французская социальная неделя  много сделала для того, чтобы во Франции после Второй мировой войны было предложено социальное страхование для всех. Сегодня любой человек, который живет во Франции, даже без гражданства, имеет социальное страхование. В этом году главной темой в Украине является образование, а в следующем году это будет главной темой во Франции. У нас тоже есть свои проблемы, и мы считаем, что их нужно решать вместе. Первое, на что следует обратить внимание – это методика, как решать эти проблемы. Нужно собирать вместе людей разных конфессий, которые думают и верят в то, что ценности позволят найти решение проблем. Поэтому во время открытия социальной экуменической недели звучала общая молитва с представителями всех конфессий.

–  Как Вы считаете, что сейчас наиболее препятствует  православным церквям в Украине объединиться в единую церковь?

–  Препятствует прежде всего то, что недостаточно часто представители церквей встречаются и разговаривают между собой, то есть нет диалога. Зато есть мифология, различные страхи, и первое, что необходимо – это встречи. Это то, что мы делаем на социальных неделях. Второе – понять связь между политикой и церковными делами. К сожалению, главной причиной разделенности церквей, после страха, является то, что неправильно расставлены акценты между политикой и жизнью во Христе. Это нелегко. В России православная церковь, к сожалению, зависит от власти. Во Франции наоборот, - слишком большая дистанция между государством и церковью. Так государство теряет свои ценности. Никто не может сказать государству, каково правильное, справедливое образование или отношения к гражданскому обществу. Поэтому и появляется у нас терроризм, фундаментализм и т.п. А теперь уже государство не знает, что с этим делать, и старается обратиться к церквям разных религий. Поэтому наша задача – интеллектуалов, преподавателей, научных работников, –  предложить такой форум, где, с одной стороны, мы говорим, что нужно разделить церковь и государство, потому что это разный уровень общения между людьми. Ведь в гражданском обществе нет того уровня доверия, что есть в церкви. А с другой стороны, нужно так делать, чтобы церковь сохранила свою ценность любви и экстраполировала ее на разные области общественной жизни нации.

–  В этом году в апреле вышла на украинском языке Ваша книга «Розбрат України з Росією. Стратегія виходу з піке» («Раздор Украины с Россией. Стратегия выхода из пике»). Что, по Вашему мнению, изменилось со времени выхода книги в отношении Европы к Украине и, возможно, изменились какие-то Ваши взгляды на этот конфликт, длящийся на Востоке нашей страны?

–  Эту книгу я сначала написал на французском языке в июне прошлого года. В феврале 2015 я ее дополнил и она была переведена на английский и русский языки. Есть вещи, которые в моем понимании не меняются. Это то, что является главной проблемой, которая вызвала войну между Украиной и Россией. Есть другая модель демократического развития общества, основанного на ценностях человеческого достоинства. И этого Путин боится, потому что эта модель является противовесом его собственного проекта евразийского сообщества.У России существует своя собственная мифология устроения «русского мира». Чтобы остановить российскую агрессию, надо объяснить российскому народу, что теория «русского мира» - это мифология, неправильный анализ.

–  Надо людям говорить правду...

–  Да, и для этого историкам из Украины, Беларуси и России надо встречаться, чтобы написать правду о прошлом. Это то, что не изменяется, в моем понимании. А то, что меняется, обусловлено теми событиями, которые происходят в последнее время. Сейчас Путин решил принять участие в войне в Сирии. Недавно я написал статью для одного журнала о том, что мы не можем верить Путину, что он будет бороться против «Исламского государства», потому что он на самом деле борется за то, чтобы сохранить свои базы в Сирии, и за Асада.  Путин предлагает объединиться вокруг России, чтобы бороться против исламистов. Но проблема в том, что он сам работает с исламистами. Глава чеченской республики Рамзан Кадыров - это человек, который принимает фундаменталистские законы. Как мы можем верить, что Путин будет бороться против террористов, если он сам поддерживает террориста. 20 лет французы были объединены с Россией, чтобы бороться против Аль Каиды. И ничего из этого не вышло. Аль Каида развивается, скажем, в Северной Африке она намного сильнее, чем 20 лет назад. И сама Россия становится диктатурой. Поэтому французы все потеряли. Мы не смогли остановить фундаментализм и сделать так, чтобы Россия стала демократическим государством. Поэтому я считаю, что была правильной позиция французского правительства и президента США Барака Обамы на Генассамблее ООН, когда они сказали Путину: «Простите, вы нам не помогаете остановить терроризм, а наоборот, усугубляет ситуацию. Главной задачей для вас должен быть вывод своих солдат из Крыма и Донбасса. Тогда всем будет лучше».

–  Наверное, Европа просто боится Путина...

–  С одной стороны, это естественно, что в Европе есть страх перед Путиным, который является опасным человеком. Он обладает ядерным оружием, действует против своего народа, не имеет ценностей. С другой стороны, мне кажется, что нет страха у народа, который имеет ценности. Западные демократические государства убеждены в своих ценностях справедливости, свободы, равенства. Это нас объединяет, поэтому мы не должны бояться. Мы просто хотели бы, чтобы русский народ открыл глаза на тупик, который предлагает Путин.

–  Но как этого можно достичь в условиях такой пропаганды мифа «русского мира»? Может нашим лидерам для противодействия этой пропаганде стоит создать свой новый политический миф?

–  То, что делает сейчас Украина, - очень важно не только для нее, но и для всего мира. Новое правительство, мне кажется, делает правильные реформы. Это нелегко, но это правильные реформы. Главное сейчас, чтобы народ объединился вокруг действий правительства.

–  Но правительство само должно также что-то делать для того, чтобы народ объединился. Сейчас выглядит так, что оно хорошо изучило психологию нашего народа, в частности, терпение, самопожертвование, и перекладывает все проблемы на его плечи.

–  Я считаю, что это правительство, которое сейчас есть в Украине, – лучшее за все 25 лет существования государства Украина. Единственный шанс осуществить реформы, – когда 2-3 года народ будет поддерживать то, что сейчас делает правительство. Возможно, это лишь 40 процентов из того, что нужно делать, но это все равно лучше того, что делал Янукович. Главное, чтобы украинцы продолжали то, что они делают уже целый год, и шли в направлении реформ, которые Польша осуществила в 90-е годы. А по противодействию российской пропаганде – на Западе мы также должны избавиться наивного отношения к Путину. Есть слишком много людей, которые наивно относятся к российской пропаганде. Поэтому я лично поддерживаю всех, кто хочет создавать контрпропаганду, основанную на правдивой информации, а не на мифах. Это надо делать на русском языке. Проблема в том, что западные СМИ работают на английском, французском, но не на русском языке. То есть недостаточно СМИ, готовых давать правдивую информацию на русском языке. Это нужно обязательно делать, - доносить правдивую информацию до людей, которые верят русской православной церкви Московского патриархата, и думают, что это правильная церковь. А на самом деле эта церковь благословляет войну, аннексию Крыма и тому подобное. Этим людям нужно предложить возможность ознакомиться с другой информацией о том, что такое православие. Я сейчас ищу людей, которые бы поддержали такой проект - сайт для русскоязычных людей, который может предложить им альтернативное богословское образование.

–  Вы были организатором похожего проекта «Репортеры надежды».

–  Этот проект мы создали в рамках Института экуменических студий. Мы понимаем, что информация, которая контролируется государством, как это делается в России, - это плохо. Но западная информация, которая является слишком ультралиберальной - тоже нехорошо, потому что она лишена ценностей, поскольку полностью отделена от церкви. Если она теряет ценности, тогда создаются идолы. Я не верю, что можно создать полностью объективную информацию. Не может быть так, что правда проходит через человека без его участия. Поэтому мы предлагаем альтернативную журналистику, в которой объект и субъект идут вместе и журналист не только дает информацию, но и предлагает свое решение проблемы. И именно это дает надежду.

–  Вы изучали ментальность украинских, русских, вам известна ментальность европейцев. В связи с этим, можете сказать, как отличается духовность украинцев от духовности европейской и может ли  в этом смысле Украина что-то предложить миру?

–  Я более 10 лет жил в Украине и убедился, что у украинского народасуществует миссия не только для Европы, но и для мира в целом. Она связана с тем, что Украина очень пострадала не только в ХХ веке, когда более 17 млн ​​человек погибли насильственной смертью. У украинской нации -  особая миссию, которую мир с ХVII века не воспринимает. Эта миссия заключается в том, что Украина находится на разломе цивилизаций - между славянской, латинской, немецкой, а также между византийским, греческим, константинопольским и русским православием. Украина расположена в центре и с ХVII века говорит: «Я не хочу решать, кто прав, между Западом и Востоком, Югом и Севером». Я считаю, что все отчасти правы. И я хочу объединить это в моей идентичности. Поэтому в Украине есть православные, католики, протестанты. Есть украиноязычные и русскоязычные, есть люди, которые считают, что традиция - это самое важное. А есть такие, которые считают, что инновации, модерность - это то, что нужно. Вследствие всех революций в Украине появился народ, осознающий, что как у нацииу него есть  что-то от Востока и Запада, Юга и Севера. А это большая ценность, которую сейчас нужно оформить.

–  Предложить новую духовность?

–  Да, это новая духовность. Понимаете, политика в XVII-XVIII веках в Западной Европе говорит так: «Одна религия, одна территория, один царь». Поэтому было разделение между Западной и Восточной Украиной. Такая политика породила национализм, две мировые войны. А теперь Украина имеет возможность сказать, что может быть одна нация, в которой есть люди, которые говорят на двух языках, одно государство, которое уважает традиции и модерность, одна церковь - проект Киевской церкви, который показывает, что католики и православные могут объединиться вокруг Евхаристии и быть в Сопричастии. Если украинцы поймут свою миссию и покажут этот пример единства, благодаря которому они сбросили режим Януковича, это будет очень важным для всего мира.

Беседовала Галина Палажий,

IА ZIK

Справка.

Антуан Аржаковский (в 1966 г., Париж) – является православным мирянином, верным российского экзархата Константинопольского патриархата в Западной Европе. Ученый-историк, закончил исторический факультет Сорбонны и Высшую школу социальных наук (EHESS) в Париже. В 2000 году защитил докторскую диссертацию на тему: «Поколение религиозных мыслителей русской эмиграции. Журнал «Путь» (1925-1940 гг.)». Преподавал в нескольких европейских и американских университетах, Киево-Могилянской академии в Киеве, Украинском Католическом Университете во Львове, Московском государственном университете, Католическом университете Лювены (Бельгия), центре Севр (Франция), Университете Нотр-Дам (США).

Возглавлял Французский университетский колледж при Московском государственном университете в Москве (1994-1998 гг.). С 1989 по 2002 год работал во французском Министерстве иностранных дел. С 1998 по 2002 год – атташе по культуре и образованию Посольства Франции в Украине и содиректор Французского культурного центра в Киеве. В 2004 году вместе с отцом Иваном Дацко основал Институт экуменических студий в Украинском католическом университете во Львове. С сентября 2011 года - директор по научным исследованиям Колледжа бернардинцев (Париж). Автор многих публикаций, монографий, книг. Написал в прошлом году книгу «Раздор Украины с Россией. Стратегия выхода из пике », которая вышла в украинском переводе в апреле 2015 года.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Домашня Церква

Цінувати. Навчитися цінувати все, що маю. Зберігати внутрішню чистоту і вмиротвореність. Бути в рівн...
dalibor
«Разом із Пеггі Блу ми довго читали «Медичний словник». Це її улюблена книжка. Вона захоплюється хворобами і запитує себе, які...
dalibor
«…Архетип незрячого вказує на втрату самоусвідомлення, западання в сон, відчуття небуття, перетворення в ніщо. Існувати – значить бути видимим.»Джон Галл...
З кожним роком у Львові збільшується кількість сакральних споруд. Сучасні архітектори послуговуються...
Ден пішов добровольцем до Національної гвардії у перших рядах.  Новини про нього ми дізнаємось від його молодшої сестри, яка періодично...
Не так давно «Духовність» проводила інтернет-опитування щодо формату викладання християнської етики в школах. Тема актуальна і цікава, тож в мене...
Англійський письменник Вільям Коллінз колись сказав: "У житті кожної людини, напевно, знайдуться хви...
В наш час дуже часто звучить питання із знаками оклику – в чому моє покликання, як знайти його, ві...
   Очень тяжело говорить о мире во время войны. Еще тяжелее говорить о нем в памятные дни, которые м...
dalibor
«Маловіре! Чого ти засумнівався?», - звернувся Ісус до Петра, коли той, злякавшись сильного вітру, почав потопати. Такий брак певності може...